Личное обращение автора этой книги к читателям

Инструкция

Они докторы. Отличные докторы. Очень отличные... Очень отличные, чтоб не быть полностью добросовестными... Чтоб не утратить огромную любовь... Чтоб избежать нескончаемых проблем... Чтоб не мучиться и не страдать из-за чужой боли... И докторы становятся героями. Людьми, находящими выход из безнадежных ситуаций. Так как мужество доктора – это самое сильнодействующее лечущее средство


Личное воззвание Личное обращение автора этой книги к читателям создателя этой книжки к читателям

В 1979 году, когда вышел в свет роман “Перегрузка”, я на публике объявил о прекращении писательской деятельности. Мои силы иссякли. За плечами была полная, насыщенная жизнь. Я был и как и раньше остаюсь признательным миллионам читателей в мире, которые сделали мою жизнь богаче в самом Личное обращение автора этой книги к читателям широком смысле этого слова. Также и за то, что они обеспечили мне возможность отступить от дел.

В оставшиеся годы жизни я был хочет уделять больше времени моей возлюбленной супруге Шейле, путешествовать, ловить рыбу, читать новые книжки, отдыхать, слушая музыку, и заниматься иными делами, которые не может для себя позволить повсевременно Личное обращение автора этой книги к читателям работающий писатель.

В то время я не знал, что находился практически на пороге погибели, что в моих сердечных артериях образовалось 6 тромбов. Такой был диагноз, поставленный моим другом и лечащим доктором медиком Эдвардом Роббинсом из Сан-Франциско. Он настаивал на незамедлительной операции. Она была осуществлена в Техасском институте сердечных болезней Личное обращение автора этой книги к читателям медиком Дептоном Кули и его ассистентами, которым я непомерно признателен.

И, как обычно в нашей долгой, счастливой брачной жизни, в эти деньки я чувствовал поддержку Шейлы. Далековато не случаем имя героини этого романа, а ее зовут Селия, близко по звучанию к имени моей супруги.

Итогом всех этих событий Личное обращение автора этой книги к читателям явилось мое возвращение в доброе здравие и приток новых сил. Конкретно последнее событие побудило в один прекрасный момент Шейлу сказать мне: “По-моему, для тебя следует написать еще одну книжку”.

Я последовал ее совету. Так появилось “Сильнодействующее лечущее средство”.

5 апреля 1984 г.

А. X.

ПРОЛОГ
1985

В фронтальном салоне “Боинга-747”, полчаса вспять Личное обращение автора этой книги к читателям покинувшего английский аэропорт, в салоне для пассажиров первого класса, доктор Эндрю Джордан взял в ладошки руку собственной супруги.

– Перестань беспокоиться, – успокоил он ее. – Ничего не случится.

– Что-то непременно произойдет, – ответила ему супруга. – Деннис Донэхью наверное позаботится об этом.

При упоминании имени сенатора от штата Новенькая Великобритания, настолько падкого Личное обращение автора этой книги к читателям на дешевенькие сенсации, лицо Эндрю искривилось в гримасе.

– У меня как раз аппетит к обеду разыгрался, – запротестовал Эндрю. – Ты что, нарочно решила его попортить?

– Я говорю совсем серьезно, Эндрю. Не запамятовай, что было несколько случаев со смертельным финалом, связанных с лекарствами.

– Ты в это время отсутствовала, находилась за тыщи миль Личное обращение автора этой книги к читателям.

– Все же, если начнется уголовный процесс, я попаду в число обвиняемых. Могу даже угодить в кутузку. Эндрю постарался отогнать тревогу.

– Пока этого не случилось, но если тебя посадят, я обещаю приходить каждый денек и приносить пирог с ножовками, запеченными в начинку.

– Ох, Эндрю! – воскрикнула супруга, повернувшись к нему Личное обращение автора этой книги к читателям с ухмылкой, полной любви и печали.

До чего же здорово, поразмыслил Эндрю Джордан, когда после 20 восьми лет брачной жизни твоя супруга как и раньше вызывает восхищение. Когда она красива, умна и сильна духом, как и в деньки их молодости. И дело здесь совсем не в некий его сентиментальности Личное обращение автора этой книги к читателям. Тыщи раз он был очевидцем проявления всех этих ее свойств, да разве только этих!

– Как славно! – Дамский глас, раздавшийся за спиной, оборвал их мысли.

Эндрю обернулся. Молодая, колоритная, неунывающая бортпроводница следила, как они посиживают, взявшись за руки.

– И старым дано обожать, – хладнокровно изрек Эндрю.

– Да неуж-то! – в тон Личное обращение автора этой книги к читателям ему воскрикнула бортпроводница. – А я и не додумывалась. Подлить вам шампанского?

– Да, пожалуйста.

Краем глаза Эндрю увидел, что женщина изучает его, и в который раз не без ублажения отметил про себя, что до сего времени может быть симпатичным даже для настолько молодого сотворения. Как там написали про него на прошлой неделе Личное обращение автора этой книги к читателям в одной английской газете? Седовласый, стильный, прославленный доктор, супруг такой-то… И т.д., и т.д.…

Шампанское было разлито, и Эндрю откинулся в кресле. Он получал наслаждение от дополнительных услуг, сопутствующих путешествию в первом классе, даже если, как сейчас, они были малозначительными. Естественно, все эти Личное обращение автора этой книги к читателям красоты жизни были им доступны благодаря деньгам супруги. И хотя у него, преуспевающего терапевта, средств хватило бы на более чем сносную жизнь, Эндрю все таки колебался, сумел ли бы он раскошелиться на билет в первом классе от Лондона до Нью-Йорка, не говоря уже о своем самолете, на котором его супруга, а Личное обращение автора этой книги к читателям время от времени и он сам могли путешествовать по Северной Америке. Поточнее – путешествовали, поправил сам себя Эндрю. Что ожидает их впереди – непонятно. Вобщем, средства никогда не игрались главной роли в их жизни. Меж ними никогда не было ни мельчайшей размолвки из-за средств.

С самого начала супруга настояла Личное обращение автора этой книги к читателям, чтоб все их банковские счета были общими, хотя вклад Эндрю не составлял и половины.

Мысли Эндрю перескакивали с 1-го предмета на другой. Они продолжали держаться за руки, а тем временем “Боинг-747”, мерно гудя моторами, нес их на запад над Атлантическим океаном, простиравшимся далековато понизу.

– Эндрю, – произнесла супруга, – с тобой так Личное обращение автора этой книги к читателям тихо. Ты всегда рядом. И всегда таковой сильный.

– Уж вот весело, – ответил он. – Сильной-то я как раз считаю тебя.

– Сила бывает разной. Мне нужна та, что есть в для тебя.

В салоне началась рядовая суета, предыдущая обеду. Раскладывались и накрывались белыми салфетками откидные столики. На Личное обращение автора этой книги к читателям их появились столовые приборы.

После недолговременного молчания его супруга произнесла:

– Вроде бы там ни было, я буду биться.

– А разве ты когда-нибудь поступала по другому?

Она задумалась, как обычно сконцентрированно.

– В наиблежайшие деньки я найду для себя адвоката. Это должен быть юрист с хорошей репутацией, но без склонности к позерству Личное обращение автора этой книги к читателям. Излишнее сладкоречие в данном деле только навредит.

Он немного пожал ей руку.

– Узнаю мою девченку.

Она улыбнулась в ответ:

– Ты будешь рядом со мной на суде?

– Каждый денек. Клиентам придется подождать, пока процесс не завершится.

– Этого ты, естественно, никогда не допустишь, но мне бы очень хотелось, чтоб ты был рядом Личное обращение автора этой книги к читателям.

– Есть ведь и другие докторы. Всегда можно условиться.

– Может быть, – произнесла его супруга, – полностью может быть, что при помощи неплохого юриста нам получится совершить волшебство.

Эндрю поддел ножиком порцию икры, только-только поставленную перед ним. Пусть тяжелы невзгоды, свалившиеся на их головы, но икра это икра!

– Наверное получится, – произнес Личное обращение автора этой книги к читателям он, намазывая икру на поджаренный ломтик хлеба. – Ведь вся наша жизнь началась с чуда. А сколько их еще позже было! И все благодаря для тебя. Так почему бы не сотворить очередное? Сейчас себе.

– Это было бы воистину волшебством!..

– Наверное будет, – успокоил он ее, Эндрю закрыл глаза Личное обращение автора этой книги к читателям. От шампанского и чувства высоты его потянуло в дремоту. И, засыпая, он вспомнил их 1-ое волшебство. Как издавна это было!

ЧАСТЬ 1-ая
1957–1963

– Джон, ваша супруга погибает, – еле слышно произнес доктор Джордан. – Остались считанные часы. – Смотря на бледное, искаженное отчаянием лицо тщедушного юного человека в рабочей спецовке, стоявшего перед ним, он добавил Личное обращение автора этой книги к читателям:

– Мне бы так хотелось сказать вам нечто другое. Но, возможно, лучше глядеть правде в глаза.

Происходило это в поликлинике “Сент-Беде”, в Морристауне, штат Нью-Джерси. Наступившее молчание чуть нарушали звуки, проникавшие с улицы, звуки вечера, опускавшегося на небольшой городок.

В полумраке больничной палаты Эндрю увидел, как судорожно передернулся Личное обращение автора этой книги к читателям кадык на горле супруга его пациентки, до того как тот смог чего-нибудть выговорить.

– Я просто не могу в это поверить. Ведь мы только начинаем жить. Все только начинается. Понимаете, у нас ведь ребенок родился.

– Знаю.

– Как это все…

– Несправедливо?

Юноша кивнул головой. Неплохой, приличный юноша этот Джон Роуэ. Сходу видно Личное обращение автора этой книги к читателям, что трудяга. Всего 20 5 лет, только на четыре года меньше, чем самому Джордану. – Эндрю так хотелось отыскать слова утешения, как-то смягчить удар. И хотя ему довольно нередко приходилось встречаться со гибелью и он был обучен распознавать признаки ее приближения, он как и раньше терялся, когда приходилось докладывать ужасную известие Личное обращение автора этой книги к читателям близким либо друзьям умирающего. Ну и как, фактически, следует вести себя доктору? Без обиняков выкладывать жестокую правду либо, может быть, есть другие, более человечные методы? Этому не учат ни в мед институте, ни позже – на практической работе.

– Вирусные заболевания вообщем вещь несправедливая, – произнес Эндрю, – хотя, обычно, они Личное обращение автора этой книги к читателям не ведут себя так, как в случае с Мери. Обычно они поддаются исцелению.

– Но неуж-то нет никаких средств? Никакого лекарства?.. Эндрю негативно покачал головой. Какой смысл углубляться в детали, ну и разве легче станет от такового ответа: еще пока нет! До сего времени нет продукта, способного вывести хворого Личное обращение автора этой книги к читателям из томного коматозного состояния, вызванного острым заразным гепатитом. Ну и что поменяется, если он перескажет собственный утренний разговор со старшим сотрудником, медиком Ноа Таунсендом, основным доктором поликлиники? Час тому вспять Таунсенд произнес ему:

– Изготовлено все, что было в ваших силах. Я бы проводил исцеление точно так же.

Вот Личное обращение автора этой книги к читателям тогда Эндрю послал записку на фабрику в расположенном недалеко городе Бунтоне, где работал Джон Роуэ.

Будь оно все проклято!

Тем временем на улице стемнело. Дождик лил вовсю, и периодически доносились раскаты грома. Паршивая ночь. Последняя в жизни этой юный мамы и супруги, которая всего неделю вспять была полна здоровья и Личное обращение автора этой книги к читателям актуальных сил.

Все это было в пятницу. А в прошедший пн Мери Роуэ, дама хрупкая и миловидная, невзирая на очевидные признаки заболевания, появилась в кабинете Эндрю. Она сетовала на общую слабость, недомогание, на полное отсутствие аппетита. Температура у нее в тот денек была 100,5 по Фаренгейту.

Эндрю проверил белки глаз Личное обращение автора этой книги к читателям Мери Роуэ. Они были желты. Желтоватые пятна проступали и на теле. Он прощупал печень, которая была увеличена и очевидно воспалена. Из лаконичного опроса Эндрю вызнал, что в прошедшем месяце Мери совместно с супругом провела маленький отпуск в Мексике. Да, они останавливались в уединенном дешевеньком отеле. Поправлялись там же и пили Личное обращение автора этой книги к читателям местную воду.

– Я вас немедля кладу в стационар, – произнес Эндрю. – Нужно взять анализ крови, но я и так полностью уверен, что у вас заразный гепатит. Исцеление ограниченное – внутривенные вливания. Полное излечение у девяноста 5 процентов нездоровых, – добавил Эндрю, – наступает через три-четыре месяца.

Что касается Мери, она сумеет выписаться из Личное обращение автора этой книги к читателям поликлиники и отправиться домой практически через некоторое количество дней.

– А какова участь других 5 процентов? – спросила Мери с болезненной ухмылкой.

– Да бросьте вы! – расхохотавшись, ответил ей Эндрю. – Эта статистика не вам.

Вот тут-то он и ошибся.

Состояние Мери Роуэ не только лишь не стало лучше, но, напротив, резко усугубилось Личное обращение автора этой книги к читателям. Уровень билирубина в крови становился все выше, что указывало на быстрое развитие заболевания. Вобщем, это было и так разумеется по желтому колеру ее кожи. К среде положение стало совершенно тревожным. Анализы демонстрировали страшный уровень содержания аммиака в крови. Стремительно разрушающаяся печень не могла управляться с ним.

Весь четверг Эндрю Личное обращение автора этой книги к читателям испытывал нарастающее чувство горечи из-за собственного бессилия. В перерывах меж приемами нездоровых у себя в кабинете он продолжал разламывать голову над этой неувязкой, но так ничего и не вымыслил. Излечению Мери, осознавал Эндрю, препятствовал все нарастающий уровень аммиака в крови. Как избавиться от него? Он знал Личное обращение автора этой книги к читателям, что действенного метода для этого не существует.

В конце концов – и, как он сейчас осознавал, совсем несправедливо – он вылил свое раздражение на даму – агента по рекламе фармацевтических средств этой чертовой лекарственной компании. Она появилась у него в кабинете в конце рабочего денька. Представилась коммивояжером. Либо, может быть, вернее сказать, коммивояжеркой? А Личное обращение автора этой книги к читателям вобщем, какая разница? Он не запомнил ни имени ее, ни внешности, разве что она была в очках и еще совершенно молодая, практически ребенок. Наверное ни черта в собственном деле не соображает!

Женщина представляла лекарственную компанию “Фел-динг-Рот”. Уже позже Эндрю не мог осознать, почему он вообщем Личное обращение автора этой книги к читателям согласился принять ее, когда секретарша сказала ему, что его ожидают в приемной. Почему он разрешил впустить ее в кабинет. Видимо, рассчитывал, что получится выяснить чего-нибудть новое. Но, когда она начала говорить о новеньком антибиотике, только-только выпущенном ее компанией в продажу, Эндрю углубился в свои мысли, из которых его вырвали слова Личное обращение автора этой книги к читателям девицы: “Доктор, вы совершенно меня не слушаете”.

Вот тут-то он и взорвался:

– А вы не подозреваете, что есть более суровые вещи, о которых приходится мыслить? А вы здесь сидите и отнимаете у меня попусту время.

Это была очевидная грубость, совсем ему не характерная. Но к Личное обращение автора этой книги к читателям его глубочайшей подавленности, вызванной состоянием Мери Роуэ, присовокупилась давнишняя неприязнь ко всем этим лекарственным компаниям с их откровенным торгашеством. Спору нет, вправду есть отличные лекарства, производимые большими фирмами, но их настойчивые способы (в том числе подарки докторам) всегда казались Эндрю неприличными. В первый раз он с этим столкнулся еще в Личное обращение автора этой книги к читателям мед институте. Там шла реальная охота за студентами. Стоило представителям лекарственных компаний выяснить, что кто-то собирается стать провизором, как его здесь же начинали всячески обрабатывать. Агенты компаний щедро раздаривали подарки, в том числе стетоскопы и фармацевтические наборы, и кое-кто из студентов с радостью их воспринимал. Эндрю Личное обращение автора этой книги к читателям к их числу не принадлежал. И хотя у него было тяжело с средствами, он предпочитал оставаться независящим и обходиться своими средствами.

– Доктор, а из-за чего, фактически, вы так взрываетесь? Какая неувязка на вас навалилась? – отреагировала на его вспышку представительница “Фелдинг-Рот”.

Тогда и он выложил ей все. Поведал Личное обращение автора этой книги к читателям о Мери Роуэ, о критичном положении в итоге интоксикации аммиаком и в довершение язвительно добавил свое пожелание, чтоб компании, подобные “Фелдинг-Рот”, взялись за разработку продукта, способного совладать с этим явлением, а не совались с типо “новыми” антибиотиками, в реальности ничем не лучше тех, что уже заполняют рынок…

Здесь ему Личное обращение автора этой книги к читателям стало постыдно за свою вспышку, и он желал было извиниться, но не успел. Собрав свои эталоны и бумаги, женщина уже была в дверцах.

– Всего неплохого, доктор, – бросила она на пороге. Все это было вчера. А сейчас Эндрю так и не приблизился к разгадке стоящей перед ним задачки: как спасти Личное обращение автора этой книги к читателям жизнь Мери Роуэ? Днем позвонила старшая медсестра по этажу, миссис Ладлоу:

– Доктор Джордан, меня волнует ваша нездоровая Роуэ. Она на грани коматозного состояния. Рефлексы отсутствуют.

Эндрю понесся в поликлинику. Рядом с Мери Роуэ, впавшей в глубочайшее беспамятство, находился дежурный доктор. Эндрю осознавал, что никаких конструктивных мер сделать нереально. Продолжать Личное обращение автора этой книги к читателям внутривенное вливание – вот и все, что им оставалось делать. Да разве еще возлагать на наилучшее.

Сейчас, когда денек приближался к концу, стало ясно, что возлагать не на что. Состояние Мери Роуэ не оставляло никаких шансов.

– Доктор, но хотя бы в сознание она придет? – через слезы спросил Джон Роуэ. – Выяснит она Личное обращение автора этой книги к читателям меня?

– Извините, Джон. Боюсь, что это маловероятно, – ответил ему Эндрю.

– Все равно. Я останусь с ней.

– Естественно, естественно. Сестры будут вблизи, и я дам указания дежурному доктору.

– Спасибо, доктор.

Эндрю ушел, но его не покидала идея: а за что, фактически, спасибо? Ему страшно захотелось испить хоть глоток кофе, и он Личное обращение автора этой книги к читателям направился туда, где его можно было раздобыть.

Ординаторская представляла собой крохотный закуток. Обстановку составляли несколько стульев, журнальный столик, телек, десктоп и шкафчики дежурных докторов. Но тут можно было уединиться и в хоть какое время суток работала кофеварка. Когда Эндрю вошел в комнату, она была пуста.

Он налил для Личное обращение автора этой книги к читателям себя кофе и погрузился в старенькое, продавленное кресло. Фактически, он мог и не оставаться в поликлинике. Но не приманивала и его холостяцкая квартира.

Кофе обжигал рот. Отставив чашечку, чтоб дать ему мало остыть, Эндрю направил внимание на газету “Ньюарк стар-леджер”. Большими знаками на первой страничке было набрано Личное обращение автора этой книги к читателям странноватое слово “СПУТНИК”. Речь шла об околоземном сателлите, хотя поди-ка усвой, что же все-таки это такое, который российские не так давно запустили в открытый космос. Все это преподносилось как “заря нового галлактического века”. В статье говорилось, что президент Эйзенхауэр, возможно, распорядится ускорить галлактическую программку, а ученые США “шокированы Личное обращение автора этой книги к читателям и унижены” приемуществом российских в технике. Хотелось бы возлагать, помыслил Эндрю, что этот шок подтолкнет и прогресс в медицине. Несмотря на значимые заслуги за двенадцать лет после 2-ой мировой войны, в ряде областей медицина оставалась удручающе отсталой. Как и раньше было величавое огромное количество нерешенных вопросов, на Личное обращение автора этой книги к читателям которые так и не было найдено ответов.

– Прошу прощения, доктор, – раздался дамский глас. Эндрю обернулся.

– Доктор Джордан, я поначалу зашла к вам в кабинет, но вас там не оказалось, и я решила пройтись по другим помещениям.

Проклятие! Все та же агентша из “Фелдинг-Рот”, которая приходила к нему намедни. С плаща Личное обращение автора этой книги к читателям ее стекала вода, каштановые волосы тоже намокли, очки запотели. Ну и нахальство же – взять и впереться сюда!

– Вам, видимо, непонятно, – произнес Эндрю, – что сторонним тут не место. И, не считая того, я вообщем не…

– Не принимаете коммивояжеров в поликлинике, – схватила женщина. – Да, мне это понятно. И, но, я решила, что Личное обращение автора этой книги к читателям на этот раз дело очень серьезно.

В считанные секунды она поставила на пол собственный чемоданчик, сняла и протерла очки и начала стаскивать плащ.

– Страшная погода. Я промокла до нити, пока бежала от стоянки.

– Серьезно? Что вы имеете в виду? Девушка-коммивояжер – с виду ей было года 20 четыре Личное обращение автора этой книги к читателям – бросила плащ на стул.

– Я имею в виду аммиак, доктор, – медлительно и ясно проговорила она. – Вчера вы мне поведали о нездоровой гепатитом, умирающей от отравления аммиаком. И еще вы высказали пожелание…

– Мне не нужно припоминать, что я вам произнес. Размеренным взором серо-зеленых глаз девушка-агент поглядела на Личное обращение автора этой книги к читателям Эндрю. И он ощутил сильный нрав. Хорошей ее не назовешь, поразмыслил про себя Эндрю, но лицо с высочайшими скулами было миловидным. А если высушить и причесать волосы, то будет полностью недурна собой. И фигура без плаща совершенно хорошая.

– В этом я не сомневаюсь, доктор. И вообщем я уверена, что ваша память лучше Личное обращение автора этой книги к читателям ваших манер.

Эндрю попробовал было ответить, но она оборвала его нетерпеливым жестом:

– Вчера я не произнесла вам, точнее, не могла сказать, что моя компания – “Фелдинг-Рот” – уже четыре года занимается разработкой продукта, понижающего уровень аммиака, поднявшийся в итоге заразного поражения кишечного тракта. Это лечущее средство возможно окажется полезным в Личное обращение автора этой книги к читателям критичной ситуации, как в случае с вашей нездоровой. Мне было понятно об этих разработках, но я не знала, как далековато удалось продвинуться нашим фармакологам.

– Приятно слышать, что хоть кто-то этим занимается, – ответил Эндрю. – Но я как и раньше не понимаю…

– Все поймете, если выслушаете меня до конца. – Женщина Личное обращение автора этой книги к читателям отбросила вспять пряди влажных волос, упавших на лицо. – Лечущее средство, которое удалось сделать – оно именуется лотромицин, – было с фуррором испытано на животных. В текущее время оно готово для тесты на организме человека. Мне удалось достать несколько упаковок лотромицина. Я захватила их с собой.

– Если я верно Личное обращение автора этой книги к читателям вас сообразил, мисс… – Эндрю не мог вспомнить имя девицы и впервой ощутил себя неудобно.

– А я и не рассчитывала, что вы запомните, как меня зовут, – нетерпеливо произнесла женщина и добавила:

– Селия Дегрей.

– И вы, мисс Дегрей, предлагаете, чтоб я отдал собственной нездоровой неиспытанное, экспериментальное лечущее средство, апробированное только на животных?

– Но ведь Личное обращение автора этой книги к читателям у каждого лекарства должен быть собственный 1-ый пациент.

– Вы уж извините, – ответил Эндрю, – но я предпочитаю воздерживаться от схожих пионерских опытов.

Женщина скептически прищурилась. Глас ее стал тверже:

– Даже если ваш пациент погибает и все остальные средства исчерпаны? Кстати, как состояние вашей нездоровой, доктор? Той, о которой вы Личное обращение автора этой книги к читателям мне ведали.

– Ужаснее, чем вчера, – ответил Эндрю и, чуток помедлив, добавил:

– Она в коматозном состоянии.

– Так, означает, она погибает?

– Послушайте, мисс Дегрей, – произнес Эндрю, – я вижу, что намерения у вас самые добрые, и приношу извинения за то, что так вас повстречал. Но, как досадно бы это не Личное обращение автора этой книги к читателям звучало, время упущено. Очень поздно, чтоб начинать исцеление при помощи экспериментального лекарства, даже при всем моем желании. А кстати, вы хоть малость представляете для себя все те процедуры, протоколы и остальные формальности, которые нам в данном случае предстоит пройти?

– Да, – ответила женщина. Взор ее сверкающих глаз как будто пронизывал Личное обращение автора этой книги к читателям Эндрю, и он в один момент ощутил, что эта дерзкая, пылкая девочка-женщина начинает ему нравиться. А она тем временем продолжала:

– Да, я отлично знаю, какие конкретно процедуры и формальности нужно пройти. Если по правде, то со прошлого дня, когда я ушла от вас, я практически ничем другим и не Личное обращение автора этой книги к читателям занималась, не считая как этими вопросами. Вот так. И еще выламывала руки нашему директору по исследованиям, чтоб вышибить из него нужное количество лотромицина. Ведь лечущее средство пока существует в жалком количестве. Но я-таки его достала – всего три часа вспять в наших лабораториях в Камдене. И вот гнала Личное обращение автора этой книги к читателям сюда по этой непогодице через весь штат без остановки.

– Я вам так признателен, – только и успел проговорить Эндрю, но женщина нетерпеливо тряхнула головой.

– Доктор Джордан, это еще не все. Нужные формальности выполнены на сто процентов. Для использования лекарства вам необходимо только получить разрешение у управления поликлиники и согласие родственников нездоровой Личное обращение автора этой книги к читателям. Вот и все, что от вас требуется.

Эндрю уставился на даму во все глаза.

– Черт бы меня побрал! – только и мог вымолвить он.

– Мы попусту теряем время, – произнесла Селия Дегрей. Она раскрыла собственный чемоданчик и начала доставать документы. – Начните, пожалуйста, с этого. Тут описание параметров продукта, приготовленное вам научно Личное обращение автора этой книги к читателям-исследовательским отделом компании “Фелдинг-Рот”. А это письмо от нашего мед директора. В нем аннотации относительно методов внедрения.

Эндрю взял оба документа. Число бумаг ими очевидно не ограничивалось. Он начал читать, и мир вокруг нас закончил для него существовать. Так пропархали практически два часа.

– А что, фактически, мы теряем? Ведь Личное обращение автора этой книги к читателям ваша нездоровая, Эндрю, на краю погибели. – Глас в телефонной трубке принадлежал Ноа Таунсенду.

Эндрю удалось разыскать главврача в гостях, на званом обеде. Он поведал ему о предложении пользоваться экспериментальным лекарством – лотромицином.

– Гласите, супруг уже отдал согласие? – последовал очередной вопрос Таунсенда.

– Да, в письменной форме. Я изловил заведующего клиникой Личное обращение автора этой книги к читателям дома. Он возвратился в поликлинику и отдал указание отпечатать подобающую форму. На этот момент она готова и заверена.

Перед тем как этот документ был подписан, Эндрю переговорил с Джоном Роуэ. Разговор состоялся в коридоре, у дверей палаты, где лежала Мери. Джон согласился не задумываясь, и Эндрю пришлось предупредить его Личное обращение автора этой книги к читателям, что не следует так рассчитывать на фуррор. Подпись на документе была неразборчива – у Джона дрожала рука. Но подпись стояла где положено, и сейчас все юридические формальности были соблюдены.

– Заведующий клиникой удовлетворен тем, как оформлены все другие документы, присланные “Фелдинг-Рот”, – сказал Эндрю медику Таунсенду. – Все намного проще, так как лечущее Личное обращение автора этой книги к читателям средство не пересекло границу штата.

– Только не забудьте занести все это в карточку нездоровой.

– Я уже все сделал.

– Означает, вам осталось получить только мое согласие?

– Да. Тогда и мы можем начинать.

– Начинайте, – произнес доктор Таунсенд. – Хотя, Эндрю, особенных надежд я не испытываю. Думаю, что с вашей нездоровой все зашло очень Личное обращение автора этой книги к читателям далековато, но, как говорится, попытка не пытка. А сейчас, вы уж извините, меня ожидает шикарное жаркое из фазана.

Эндрю опустил трубку телефона, стоявшего на столике дежурной медсестры.

– Все готово? – спросил он.

Старая медсестра, старшая по ночной смене, уже положила на поднос все нужное для инъекции. Открыв холодильник, она Личное обращение автора этой книги к читателям достала прозрачную стеклянную баночку с продуктам, которую привезла девушка-коммивояжер из компании “Фелдинг-Рот”.

– Да, все готово.

– В таком случае приступим.

Когда они вошли в палату, у постели Мери Роуэ находился все тот же дежурный доктор, что и с утра, – доктор Овертон. Сзади притулился Джон Роуэ.

Дежурный – это был Личное обращение автора этой книги к читателям доктор по внешним болезням, юноша массивного телосложения, уроженец Техаса – в ответ на короткие разъяснения Эндрю по поводу лотромицина пробурчал:

– На волшебство, означает, надеетесь?

– Нет, – кратко отрезал Эндрю и, повернувшись к супругу нездоровой, произнес:

– Джон, я снова желаю вам сказать, что никаких, подчеркиваю, никаких гарантий быть не может. Просто при создавшемся Личное обращение автора этой книги к читателям положении…

– Я понимаю, – с трудом выжал Джон. Гортань его стиснуло волнение.

Сестра подготовила Мери Роуэ к уколу. Нездоровая так и не приходила в сознание.

– Инъекции, – растолковал дежурному доктору Эндрю, – должны вводиться внутримышечно, в ягодицу. В аннотации компании сказано, что дозу следует повторять каждые четыре часа. Я оставил письменное распоряжение Личное обращение автора этой книги к читателям, но мне бы хотелось…

– Я остаюсь тут, шеф. Все будет о'кей – интервал четыре часа, – ответил дежурный и добавил, понизив глас:

– Слушайте, а может, поспорим? Готов биться об заклад, что…

Взор Эндрю принудил его споткнуться. За время годовой практики техасец зарекомендовал себя хорошим спецом, но начисто лишенным чувства соболезнования Личное обращение автора этой книги к читателям.

После укола сестра проверила пульс и измерила давление нездоровой.

– Доктор, реакции не наблюдается, – сказала она. – Актуальные функции без конфигураций.

Эндрю кивнул. В какое-то мгновение он ощутил облегчение. На резвый эффект он и не рассчитывал, а вот с негативной реакцией приходилось считаться, тем паче что лечущее Личное обращение автора этой книги к читателям средство совершенно неапробированное. И все таки он как и раньше колебался, что Мери протянет до утра.

– Позвоните мне домой, если ей станет ужаснее, – распорядился он дежурному и, до того как выйти из палаты, тихо произнес:

– Размеренной ночи, Джон.

Только возвратившись домой, Эндрю вспомнил, что так и не побеседовал с женщиной из Личное обращение автора этой книги к читателям “Фелдинг-Рот” после того, как оставил ее в ординаторской. Сейчас он вспомнил ее фамилию – Дегрей. А зовут? Сэнди? Нет, Селия. Он собрался было позвонить, но позже решил, что она, наверняка, и так уже все знает.

“Поговорю с ней завтра”, – решил Эндрю.

По утрам в субботу Эндрю, обычно, воспринимал нездоровых Личное обращение автора этой книги к читателям в собственном кабинете. Потом, приблизительно в полдень, шел в поликлинику. Но сейчас он изменил закоренелый распорядок и был в лазарете уже в девять часов утра.

Ураган и ливень, бушевавшие всю ночь, сменились ясным свежайшим днем. Было холодно, но солнечно.

Эндрю подымался по ступенькам поликлиники, как вдруг дверь Личное обращение автора этой книги к читателям головного входа резко распахнулась и навстречу ему вылетел дежурный доктор Овертон. Техасец казался возбужденным. Волосы его были всклокочены, как будто, позабыв обо всем, он только-только вскочил с кровати. Задыхаясь, он схватил Эндрю за рукав.

– Пробовал дозвониться. Но вы уже ушли. Ваша секретарша произнесла, что вы уже в пути. Просто не мог Личное обращение автора этой книги к читателям не перехватить вас первым.

– Что происходит? – Эндрю вызволил руку.

– Не обращайте внимания, – глотнув воздуха, ответил дежурный. – Быстрее идите за мной.

Эндрю поторопился за Овертоном, мчавшимся по коридору по направлению к лифту. Пока они подымалиь на 4-ый этаж, техасец как будто воды в рот набрал и упрямо избегал взора Эндрю Личное обращение автора этой книги к читателям. Как лифт тормознул, он пулей выскочил из двери. Эндрю устремился следом.

Тормознули они только у двери в палату, где ночкой Эндрю оставил умирающую Мери, ее супруга, сестру и самого Овертона.

– Ну, заходите! – Терпение Овертона иссякло. – Да быстрее же!

Эндрю вошел в палату. И застыл на месте Личное обращение автора этой книги к читателям. Глаза его обширно открылись.

– Напрасно вы со мной не поспорили, доктор Джордан, – раздался из-за плеча глас дежурного доктора. – Ни за что бы не поверил, не будь я сам тому очевидец.

– Мне и самому тяжело в это поверить, – тихо ответил Эндрю. С кровати, немного приподнявшись, ему улыбалась Мери Роуэ. Она была Личное обращение автора этой книги к читателям в полном сознании и даже надела голубую узорчатую ночную рубаху. И хотя ухмылка была слабенькой, ну и ощущала себя Мери очевидно непринципиально, это было таким контрастом по сопоставлению с ее критичным состоянием ночкой, что казалось реальным чудом. В руках у Мери была пластмассовая чашечка: она пила воду Личное обращение автора этой книги к читателям. Желтый колер кожи, еще таковой черный вчера, сейчас был существенно светлее. Как Эндрю вошел в палату, супруг Мери вскочил на ноги. Руки его протянулись к Эндрю, на лице зияла широкая ухмылка.

– Как я вам признателен, доктор! Большущее спасибо! – И когда Эндрю пожимал ему руку, кадык на горле у Джона Роуэ Личное обращение автора этой книги к читателям, по-прежнему, запрыгал вверх-вниз.

– Благослови вас Бог, доктор, – тихо, с молитвенной страстью добавила со собственной кровати Мери.

Сейчас наступила очередь дежурного врача-практиканта.

Овертон тискал руку Эндрю, приговаривая: “Поздравляю, поздравляю!” И при всем этом, что было совсем не приемлимо для него, добавил “сэр”.

Эндрю был от всей души поражен Личное обращение автора этой книги к читателям, лицезрев, как на глаза грубоватого техасца навернулись слезы.

Здесь в палату влетела миссис Ладлоу – старшая медсестра по этажу. Обычно сдержанно-деловитая, на данный момент она как будто источала сияние.

– Вся поликлиника уже знает, доктор Джордан. Все только о вас и молвят.

– Да постойте же, – произнес Эндрю. – Все дело в Личное обращение автора этой книги к читателям новеньком лекарстве, лотромицине. Мне его привезли. И я здесь…

– Для всех нас, – ответила медсестра, – вы герой. Будь я на вашем месте, отрешаться бы не стала.

– Я повелел провести анализ крови, – сказал Эндрю практикант. – Итог показал, что уровень аммиака практически нормализовался. И билирубин не подымается, так что предстоящее исцеление Личное обращение автора этой книги к читателям заморочек не составит, – “Просто неописуемо!” – добавил Овертон, сейчас про себя.

– Я рад за вас, Мери, – произнес Эндрю, и здесь его озарило:

– Кто-либо лицезрел эту даму – агента из “Фелдинг-Рот”? Мисс Дегрей?

– Она была тут некоторое время назад, – ответила медсестра Ладлоу. – Может быть, пошла в перевязочную.

– Извините, – произнес Личное обращение автора этой книги к читателям Эндрю и вышел в коридор. Селия Дегрей ожидала его там. Она успела переодеться после вчерашней ночи. На лице девицы игралась мягенькая ухмылка.

Пока они рассматривали друг дружку, Эндрю ощутил возникшую меж ними неловкость.

– Вам куда больше к лицу сухие волосы, – произнес Эндрю.

– Ну и вы не таковой злой и колющийся, как Личное обращение автора этой книги к читателям вчера.

Наступила пауза.

– Вы уже слышали? – в конце концов оборвал молчание Эндрю.

– Да.

– Все они, – Эндрю кивнул в сторону палаты Мери, – благодарили меня. Но благодарить-то мы должны вас.

– Лечащий доктор – вы, – с ухмылкой ответила женщина. И здесь как будто стенка меж ними упала: они и смеялись, и рыдали Личное обращение автора этой книги к читателям сразу. А в последующую секунду, к собственному величавому удивлению, Эндрю заключил ее в объятия и расцеловал…

Месяц спустя, в присутствии нескольких близких друзей и родственников, доктор Эндрю Джордан и Селия Дегрей поженились. Свадьба была умеренной.

На борту самолета “Пан-Америкэн”, следовавшего рейсом 206 в New-york, были свежайшие номера газеты Личное обращение автора этой книги к читателям “New-york тайме”.

– Как бы, пока мы были в свадебном путешествии, ничего в особенности в мире не вышло, – увидела Селия, перелистывая странички газеты.

Эндрю тоже взял газету, но скоро отложил ее.

Им предстояло лететь четыре часа. Скоро после того как их самолет – винтообразная машина ДС–76 – взлетел, им подали обед Личное обращение автора этой книги к читателям. Покончив с пищей, Эндрю напомнил супруге:

– Ты гласила, что желала меня о кое-чем спросить. Кажется, это касалось торговых агентов лекарственных компаний.

– Да, желала. – Селия Джордан поудобнее расположилась в кресле и взяла Эндрю за руку. – Но для начала давай вернемся к разговору, состоявшемуся меж нами в тот Личное обращение автора этой книги к читателям денек, когда твоя нездоровая поправилась благодаря лотромицину. Ты мне тогда произнес, что готов поменять свое отношение к лекарственным компаниям в наилучшую сторону, а я еще увидела, что не следует в особенности с этим спешить. Что в нашем деле есть много такового, что я надеюсь поменять. Помнишь?

– Разве такое забудешь Личное обращение автора этой книги к читателям? – со хохотом ответил Эндрю. – Мелкие подробности того денька навечно отпечатлелись в моей памяти.

– Отлично! А сейчас позволь мне кое-что дополнить. Бросив взор на супругу, Эндрю в который уже раз залюбовался ею – сколько ума и энергии сосредоточено в этом хрупком, роскошном существе! И еще он пошевелил мозгами: в грядущей жизни ему придется Личное обращение автора этой книги к читателям повсевременно тренировать память и быть в курсе всех событий, чтоб как-то быть на ее уровне. Сосредоточившись, он стал слушать Селию.

– В 1957 году, – начала собственный рассказ Селия, – лекарственная индустрия как и раньше находилась на очень малом уровне, практически в таком же состоянии, как в деньки собственного зарождения.

А все Личное обращение автора этой книги к читателям началось, при этом вправду не так издавна, с реализации змеиного яда на сельских ярмарках, с чудодейственных снадобий плодородия и пилюль “против всех заболеваний” – от мигрени и до рака. Торговцы, предлагавшие весь этот продукт, не вникали в сущность того, что они продавали и рекламировали. У их была одна цель – прибыль Личное обращение автора этой книги к читателям. И ради нее они готовы были наобещать вам что угодно.

– Часто, – продолжала говорить Селия, – подобные запатентованные снадобья и традиционные средства изготавливались и продавались членами одной семьи. Выходцами из таких семей были и обладатели первых аптек. Шли годы, а их потомки продолжали семейную традицию. Они делали компании Личное обращение автора этой книги к читателям по выпуску фармацевтических средств, которые с течением времени преобразовывались в большие, приличные компании, использовавшие заслуги науки. И конечно, грубые приемы торговли равномерно уступили место более респектабельным способам. Но иногда все-же недостаточно респектабельным. И одной из обстоятельств этого было то, что домашний контроль сохранялся и вкупе с ним сохранялась и вошедшая в Личное обращение автора этой книги к читателям плоть и кровь традиция рыночной торговли и зазывал с их змеиным ядом.

– Но ведь теперь-то, – увидел Эндрю, – семьи, которые держут под контролем большие лекарственные компании, можно перечесть по пальцам.

– Их мало, но члены неких таких семей-основателей держут под контролем большие пакеты акций. А вот Личное обращение автора этой книги к читателям что вправду сохранилось, хотя компаниями и управляют платные менеджеры, – это устаревшие способы торговли, никак не отвечающие этическим требованиям нынешнего денька. И появляются они в главном в поведении отдельных коммивояжеров, маркетинговых агентов. Как ты знаешь, – продолжала собственный рассказ Селия, – некие такие агенты готовы на все, прямо до откровенного вранья, только бы Личное обращение автора этой книги к читателям уговорить докторов выписывать лекарства, которые они для собственной компании рекламируют. И хотя лекарственные компании официально открещиваются от схожей практики, их управлению понятно, что она длится.


lichnie-sorevnovaniya-po-kata-kobudo-kata-s-bo-kata-s-tonfa-kata-s-saj-kata-s-nunchaku.html
lichnij-dohod-minus-individualnie-nalogidohod-ispolzuemij-te-nahodyashijsya-v-rasporyazhenii-domohozyajstv.html
lichnij-i-socialnij-status-cheloveka-socialnie-roli.html